Кредиты
19.04.2012

Финансового омбудсмена наделят юридической силой и бюджетом от банков и страховщиков

Как стало известно РБК daily, законопроект, регулирующий деятельность финансового омбудсмена, будет готов уже в мае. Депутаты, работающие над документом, предлагают всем банкам и страховым компаниям каждый год скидываться на содержание «защитника», решения которого будут обязательными для всех участников рынка. Первые три года участие в системе финансового арбитража для финансовых организаций будет добровольным, затем оно станет обязательным для всех.

В марте президент Дмитрий Медведев поручил правительству и ЦБ проработать юридическую базу для работы финансового омбудсмена. Как стало известно РБК daily, соответствующий законопроект, регулирующий деятельность нового «защитника от финансов», будет готов уже в мае. Его концепция уже написана (есть в распоряжении РБК daily).

Документ будет регулировать отношения потребителей и организаций финансовой сферы: банков, страховых компаний и рынка ценных бумаг. К финансовому омбудсмену сможет обратиться любой гражданин при соблюдении трех условий: сумма его претензий не должна превышать 100 тыс. руб., жалоба должна быть подана не позднее года после совершения события, пострадавший, до того как просить помощи у омбудсмена, уже пытался решить ситуацию напрямую с организацией. Последний пункт позволит «существенно снизить нагрузку на омбудсменов на первом этапе и стимулировать банки для самостоятельной работы», поясняет вице-президент Ассоциации региональных банков Олег Иванов. Решения омбудсмена будут носить юридический характер, поэтому оспорить их можно будет только в суде.

Согласно концепции документа, назначать руководителей института будет или президент, или же специально созданный орган, защищающий потребителей финансовых услуг. «В США и Великобритании такой орган есть, у нас эту функцию выполняет Роспотребнадзор», — говорит один из разработчиков законопроекта, зампред комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков. Однако служба зачастую дей­ствует неэффективно из-за того, что ей приходится решать широкий круг во­просов. «Мы считаем, что это несерьезно, разбираться в финансовых вопросах должны профессионалы», — считает г-н Аксаков.

В мировой практике есть два варианта работы омбудсмена, говорит г-н Иванов. В Великобритании это «огромная машина», ее ежегодный бюджет, собираемый за счет годовых платежей и разовых сборов за каждую жалобу, 100 млн фунтов. Штат организации — более 1000 человек, каждый год там обрабатывается около 1 млн обращений. «Из этих обращений только 100 тыс. оформляется в виде официальной жалобы и только по 1% жалоб принимается юридическое решение омбудсмена», — рассказывает он.

В Германии схема иная: институт рассматривает только письменные жалобы, в офисе организации работают всего десять человек. Бюджет финансового омбудсмена там скромнее — около 1 млн евро.

Работа финомбудсмена для потребителя в России будет бесплатна, а содержать штат «защитника» планируют за счет участников рынка. Концепция предполагает два вида платежей: ежегодный взнос и плату за каждую поданную жалобу. О конкретных суммах говорить еще рано, отмечает Олег Иванов. Например, в Великобритании годовая плата зависит от размера банка, а первые три жалобы на организацию рассматриваются бесплатно. «Благодаря такой схеме те банки, которые экспериментируют с условиями договора и проводят агрессивный маркетинг, могут получить больше жалоб и должны больше платить. У небольшого приличного банка дополнительных расходов, кроме годового взноса, нет», — говорит г-н Иванов.

Для английских организаций, на которые поступает много жалоб, каждая новая стоит 500 фунтов, заплатить их организация обязана независимо от того, удовлетворят обращение потребителя или нет. «Поэтому у банка есть мотивация удовлетворять небольшие жалобы. Эта ситуация дает возможность обогатиться множеству сутяг, поэтому со стороны банковской ассоциации это правило — один из поводов для критики», — объясняет г-н Иванов.

Банкиры по-разному смотрят на перспективу платного суда на ними. Первый зампред Первого республиканского банка Андрей Чураков полагает, что новый механизм не создаст дополнительной финансовой нагрузки на банки: «Это нормальная цивилизованная практика из серии контроля качества. Понятно, что за качество нужно платить». А вот зампред правления СДМ-банка Вячеслав Андрюшкин полагает, что банк должен возмещать клиенту сумму за неправильно совершенные действия, но платить за сам факт обращения клиента с жалобой к омбудсмену нелогично. «Банк должен будет заплатить, потому что это будет документарно подтверждено количеством жалоб, хотя реальной вины банка может и не быть», — считает банкир.

Институт финансового омбудсмена заработал в России в 2010 году, уже рассмотрено около 4 тыс. жалоб на 117 финансовых институтов, большинство из которых — банки. И для успешной работы не хватает юридической поддержки, уверен экс-омбудсмен Павел Медведев. «Мой опыт показывает, что, если нет никаких обязательств, омбудсмен вынужден просить у организаций, что я постоянно и делал», — вспоминает он. Однако при этом есть организации, которые не считают необходимым слушать просьбы омбудсмена.

Институт финансового омбудсмена широко применяется на Западе и позволяет не доводить до суда большой объем мелких дел, одобряет инициативу Алексей Горяев из РЭШ. «В конечном итоге это выгодно и по­требителям, и банкам, которые не хотят портить репутацию и нести издержки, связанные с судом», — уверен он.

РБК Daily

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2021
p